Zarusskiy.Com – История Руси

21.01.2022

Викинги против евреев (Vikings against Jews). Атака по Великому Дону. До евреев всё ближе. Драккары бегут по Осколу

Викинги против евреев (Vikings against Jews). Атака по Великому Дону. До евреев всё ближе. Драккары бегут по Осколу

Викинги против евреев. Атака по Великому Дону. До евреев всё ближе. Драккары бегут по Осколу

Серия «Викинги против евреев» («Vikings against Jews»)

Первая книга «Атака по Великому Дону»

(Великий Дон – русское название до ордынского нашествия Северского Донца и части Дона от впадения в него Северского Донца до впадения Дона в Азовское море)

Пятнадцатая глава «До евреев всё ближе. Драккары бегут по Осколу»

Историческая серия

Вторая половина сороковых годов восьмого века от Рождества Христова

Кадр из «Викингов» – драккары

Драккары с викингами (русью), славянами, балтами и финнами после волока из верховьев Пузацкой Семицы (Сейма Пузатого) в верховья реки Оскол уже несколько дней бежали по Осколу. Конунг Рандвер и его брат Харальд гнали свои и своих собратьев длинные и узкие ладьи на юг: быстрее, быстрее, быстрее. Драккары не притормаживая миновали тот участок Оскола, откуда можно было сделать волок в реку Тихая Сосна, а затем выйти в Дон с вероятным движением по его левому притоку Иловле к волоку с притоком Волги, с возможным ударом по относительно новой столице иудейского Хазарского каганата – Итилю, однако Рандвер и Харальд, ввиду довольно большего числа хазар–тенгрианцев в Итиле и вокруг него, даже и не рассматривали этот вариант, поскольку они для себя после долгого общения с германцем Дмитрием и славянином Николаем окончательно выбрали одно – удар по евреям, и поиск взаимопонимания для этого, в том числе и с хазарской тенгрианской знатью и хазарскими тенгрианскими жителями каганата.

Почти всё немногое свободное время от участия в гребле на драккарах, а иногда и при свете факела на ладье или небольшого костра на берегу реки на привале германец Генрих и славянин Мстислав работали над уточнением планов местности Фанагории, Таматархи и Боспора (ныне Керчи), которые сделали гот Дмитрий и улич Николай для удара викингов по иудеям в этих городах.

Германец Дмитрий и славянин Николай после знакомства с прибывшими к викингам Генриху и Мстиславу, и началом их работы над уточнением планов Фанагории, Таматархи и Боспора, спросили недавних беглецов о возможной корректировке ими плана местности и Сугдеи, но сакс и северянин ответили им, что в этом городе из них довелось бывать лишь Генриху и было это ненадолго, и довольно давно, так что они вряд ли могут помочь с уточнением плана Сугдеи.

Генрих и Мстислав, узнав о походе руси на евреев почти сразу же приняли совместное решение о присоединении к удару по иудеям. Также в поход отправились родной брат Мстислава Пересвет и двоюродный Добрыня. Вадима, как старшего в семье Генрих и Мстислав сумели отговорить от участия в рейде. Драккары викингов для движения по рекам были небольшими и саксу с северянином после знакомства с Дмитрием и Николаем пришлось с ними отдельно переговорить, чтобы с их помощью решить вопрос с Рандвером и Харальдом о том, чтобы всем четверым: Генриху, Мстиславу, Пересвету и Добрыне оказаться на одной ладье. Конунг и его брат, прекрасно понимая значимость беглецов из еврейского плена для успеха похода, пошли им навстречу. И Пересвет, и Добрыня немало наблюдали над работой Генриха и Мстислава над планами местностей городов в Таврике и у устья Кубани с значительной долей иудейского населения.

Старшие в этой четвёрке: Генрих и Мстислав, весьма волновались за младших: Пересвета и Добрыню, и с самого начала похода приказали младшим во время будущих боёв держаться поближе к ним, а также участвовать во всех возможных тренировочных боях с викингами на привалах. Немного успокаивало сакса и старшего из северян то, что в распоряжении младших были подаренные старшими надёжные пластинчатые доспехи и наступательное оружие, созданные Генрихом и Мстиславом во время их рабства и увезённые ими при побеге.

Доспехи и вооружение Генриха, Мстислава и его братьев производило сильное впечатление на викингов, славян, балтов и финнов, и даже Ранвер, Харальд, Дмитрий и Николай, у которых были свои внушительные доспехи и оружие франкских и византийских мастеров признавали, что творения Генриха и Мстислава их оружию не уступят. Сказывалось то, что еврей Иосиф немало сил вкладывал в то, чтобы его оружейная мастерская была на уровне, и то, что до недавнего усиления иудеев в Хазарском каганате, Иосифу всякими правдами и неправдами удавалось нанимать в свою мастерскую вольнонаёмных ромейских оружейников, чья работа, пусть теперь уже и в недавнем прошлом, сильно влияла и сегодня на качество оружия в мастерской иудея.

В ходе общения с Рандвером, Харальдом, Дмитрием и Николаем, Генрих и Мстислав высказали им своё предположение о том, что в следующий раз по притокам Северского Донца на евреев будет идти сложнее, поскольку, скорее всего, иудеи переселят подневольных им дигорцев и других алан в бассейн Северского Донца и Дона, и прикажут им построить крепости на берегах небольших рек для противодействия руси и её союзникам. Дмитрий и Николай на это ответили, что они также об этом предупреждали Рандвера и Харальда.

Со своей стороны, евреи, конечно же, уже наверняка немало знали о торговцах янтарём, стремительно идущим в центр их иудейского Хазарского каганата. Что же, пусть знают, но одно дело знать, а другое – организовать оборону от противника, с которым евреи до этого никогда не встречались на поле боя.

И сами Рандвер и Харальд во многом ещё до похода и насколько смогли во время похода, и Дмитрий и Николай также до похода и во время похода, особенно во время нескольких волоков провели переговоры со многими старейшинами финских, балтских, славянских племён, а также с острожными представителями ряда родов чёрных болгар. Переговоры были не простыми, каждый из переговорщиков упорно пытался преследовать свои интересы, но в целом общение давало определённые надежды, поскольку никто из общающихся не демонстрировал ни малейшей симпатии к иудеям.

В последние дни переговоры во многом пришлось отставить в сторону, поскольку главные усилия сейчас тратились на набор всё более и более высокой скорости движения на юг. Тем не менее с отдельными старейшинами славян и представителями чёрных болгар переговоры продолжались и ныне, либо во время движения, либо во время коротких остановок. А остановки, даже ночные были не столь уж и продолжительными. Драккары бежали на юг.

Еврейский сотник Цви, у которого теперь было около полусотни всадников, большую часть которых привёл к нему от бека Булана десятник и приятель Цви Барух, пытался, стараясь остаться незамеченным, организовать как можно более пристальное наблюдение за ладьями руси и её союзников, при этом каждую ночь отправляя конных посыльных с докладами беку.

Разумеется, и сами викинги, и приходящие к ним на переговоры славяне и чёрные болгары давно заметили слежку со стороны иудеев, но это привело лишь к большей осторожности со стороны северян и болгар. Рандвер же и Харальд решили не тратить времени на особое противодействие еврейской разведке, следят, пусть следят, сейчас для викингов главное – скорость броска на юг. Не исключено, что Рандвера и Харальда насторожили бы возможные удары иудеев по переговорщикам из славян и чёрных болгар, но Цви, считая, что у него не так много воинов, не решился на наблюдения по обоим берегам Оскола, оставшись на левом. Поэтому у переговорщиков северян и болгар была возможность безопасно для них использовать правый берег реки.

Сейчас, скрываясь за деревьями в небольшом отдалении от Оскола и наблюдая за драккарами руси, Барух выговаривал по этому поводу Цви:

– Ох, не похвалит тебя не то, что бек Сабриэль, а и его сын Давид, когда они узнают, что мы не вели наблюдение за викингами с правого берега, да и мне, как твоему ближайшему помощнику достанется.

Еврейский сотник ответил на слова ближайшего помощника и приятеля мгновенно:

– Не трави душу. Нет у нас воинов для двух берегов. На правом берегу меловые холмы, местность пересечённая, там викинги и наши «друзья» из славян и чёрных болгар легко могут организовать засаду и перебить наших разведчиков. Разве беку или его сыну это надо? Да, я понимаю, что северяне и болгары на правом берегу приходят для переговоров к руси, да, плохо, что мы не знаем, кто конкретно приходит, но оставим этот вопрос на потом. Сейчас для нас главное – вести наблюдение за самими викингами.

Барух, в отличии от сотника взял паузу, а потом ответил примирительно:

– По сути, ты, конечно, прав. Будем надеяться, что тебе, а если придётся, то и мне, вслед за тобой, удастся донести нашу правоту беку и его сыну.

После этих слов евреи замолчали и продолжили наблюдать за викингами и их союзниками.

Автор: Валерий Мясников, две мои страницы в Твиттере: «Нам нужна Антиеврейская лига (Anti-jewish League)? @Rurik_Rorik862» и «Мы идём к Антиеврейской лиге (Anti-jewish League)? @Rurik_Rorik»

© 2022, Zarusskiy.Org

Постоянный адрес статьи: http://zarusskiy.com/russ/2022/01/21/vikingi/