Zarusskiy.Com – История Руси

25.06.2021

Радость евреев по поводу убийства главы МВД Русской Империи. Двадцать четвёртая глава из книги «Русь против евреев. Викинги в каганате»

Радость евреев по поводу убийства главы МВД Русской Империи. Двадцать четвёртая глава из книги «Русь против евреев. Викинги в каганате»

Исторический роман

Начало двадцатого века от Рождества Христова

На фото – Дмитрий Сипягин, снимок Сергея Левицкого

Еврейский революционер Герш–Исаак (Григорий) Гершуни и еврейский формально вроде как журналист Натан Коломойский пожали друг другу руки и обнялись. Оба они были примерно среднего роста, Гершуни чуть более тридцати, Коломойский был лет на десять старше. Оба в теле, но не сказать, чтобы полные. На лицах обоих, особенно Коломойского, сияли улыбки.

– Поздравляю Герш–Исаак! – сказал Натан.

– Спасибо, Натан, – ответил Гершуни, – но меня можно звать и Григорий, в той среде, где я, чаще общаясь, я предпочитаю, чтобы меня звали Григорий.

– Как скажешь Григорий, как скажешь, – произнёс Коломойский и добавил, – пройдём в нашу скромную квартиру.

С этими словами он провёл Гершуни в зал огромных хором в центре Санкт–Петербурга, которые были куплены на деньги еврейских сахарозаводчиков Бродских и использовались Натаном во время его пребывания в столице Русской (малороссы, великороссы, белорусы, русины и другие) Империи. При встрече с хорошо знакомыми людьми, а Герш–Исаак был таковым, Коломойский говорил о квартире, что она наша, намекая на Бродских.

В центре зала в хоромах стоял большой накрытый стол, ломившийся от яств. Увидев его Гершуни рассмеялся.

– Ты не переборщил Натан, как мы вдвоем осилим то, что на столе? – воскликнул гость.

– Осилим, осилим Григорий, – ответил хозяин, – здесь ещё и подарок тебе, – с этими словами Коломойский показал на кожаный портфель рядом со столом, в котором была большая сумма денег наличными.

– Спасибо, Натан, – ответил Герш–Исаак, заглянув на мгновение в сумку.

Несколько часов назад, в соответствии с замыслом одного из еврейских революционных вождей Мойше (Михаила) Гоца, чей богатейший еврейский дед Вульф Высоцкий контролировал 35% рынка чая в Русской (малороссы, великороссы, белорусы, русины и другие) Империи, был убит министр внутренних дел Империи Дмитрий Сипягин. Сам Гоц ныне жил в основном в Женеве, но в Малой, Великой и Белой Руси у него были исполнители его воли. И одним из главных среди них был еврейский организатор революционного террора Гершуни.

Герш–Исаак подобрал для убийства главы МВД совсем юного исполнителя, которому на момент убийства ещё не исполнилось и двадцати одного года. Несколько часов назад революционный исполнитель, одетый в форму офицера–фельдъегеря, вооружённый револьвером, зашёл в Мариинский дворец, где в тот день проходило заседание кабинета министров Русской (малороссы, великороссы, белорусы, русины и другие) Империи. Узнав, что Сипягин ещё не прибыл, он на несколько минут вышел из здания, но увидев, что министр подъезжает, вернулся назад. При входе Сипягина в помещение, исполнитель террористического акта подошёл к нему и сказал, что у него важное письмо от генерал–губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича. Когда министр повернулся к убийце, тот произвёл в него два выстрела из револьвера. Пули смертельно ранили Сипягина, вскоре он скончался в Максимилиановской больнице. Революционер был арестован полицией на месте убийства.

После того, как Коломойский и Гершуни немного выпили за большой успех, Натан спросил:

– Григорий, я много наслышан о твоём и дорогого Мойши умении точно подбирать исполнителей, но поскольку нынешний схвачен полиций, мне все–таки хотелось бы уточнить, ты уверен, что он никого не сдаст из других революционеров?

Гость улыбнулся.

– Натан, ты опасаешься, что исполнитель сдаст меня, а я сдам тебя? – спросил Герш–Исаак, подперев сбоку у виска правой рукой свой как–то особенно откинутый назад, покатый купол выпуклого лба.

Коломойский ответил негромким смехом на реплику гостя.

– Нет, ты меня не сдашь, в тебе я уверен, ты ведь хорошо знаешь, что значит наша еврейская солидарность, однако при всём моём уважении к тебе и дорогому Мойше Гоцу в подборе исполнителей, я ведь могу тебя спросить о твоей уверенности в данном конкретном? – Натан чуть помолчал и добавил также с улыбкой, – не обижайся, дорогой.

Гершуни стал серьёзным.

– Извини Натан, если я перебрал с шуткой. Возможно, я веду себя чуть более нервно, чем обычно. Все–таки я переживаю за исполнителя, нет, не в том ключе, о котором ты говорил. Он настоящий революционер и не сдаст никого, я переживаю за него, потому что он пойдёт, как герой на виселицу. Царские палачи ведь могут предложить ему амнистию в обмен на личную подачу прошения о помиловании на имя Николая II, но он от этого откажется, – сказал один из главных еврейских организаторов террора в Малой, Великой и Белой Руси.

Коломойский также стал серьёзным и после небольшой паузы продолжил беседу:

– Надо будет помочь его родственникам.

Автор: Валерий Мясников, мои страницы в Твиттере – twitter.com/Rurik_Rorik и twitter.com/Rurik_Rorik862)

Публикация этой главы в Блоггере – https://vikings-rus.blogspot.com/2021/06/blog-post_22.html

Предыдущая глава на сайте Zarusskiy.Com – http://zarusskiy.com/russ/2021/06/18/rus/

© 2021, Zarusskiy.Org

Постоянный адрес статьи: http://zarusskiy.com/russ/2021/06/25/rus/